КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ РОЗГИ - окончание
Воскресенье
04.12.2016
17:14
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 145
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    клуб любителей розги

    окончание

    – V –

    – Мари! Ты знаешь, папа сказал, мы на дачу сегодня едем.

    – Да, знаю. Он был столь любезен, что вчера вечером позвонил мне домой.

    – Он меня видел – в смысле, то, что после розог получилось, ну, так случайно вышло. Он тебе сказал?

    – Не сказал, конечно, но догадаться было совсем не трудно. Именно поэтому я сразу согласилась и не стала его ни о чем расспрашивать. Думаю, он прав. Теперь дай мне, пожалуйста, пройти. Нам совершенно не обязательно обсуждать все это прямо у входа.

    – Извини, я так ждала тебя.

    – Я вижу. Не беспокойся, все в порядке. Кстати, я ничего о вашей даче не знаю.

    – Ну, это не совсем дача. Дом теплый, кирпичный, внизу гостиная, кухня, еще комнатка одна маленькая, ванная, туалет, еще кладовка есть, такая полуподвальная; наверху, в мансарде, три спальни: моя, для родителей и для гостей, и еще балкон огромный. Там газ подведен, отопление, вода горячая есть и все остальное, удобства то есть, почти как здесь. Участок большой. Вообще, там здорово. Рядом озеро. Только ехать далеко – километров семьдесят, примерно.

    – Насколько я понимаю, нас довезут с комфортом. У тебя есть что-нибудь вместительное, кроме той спортивной сумки?

    – Есть еще папина дорожная сумка и чемодан большой. Мы можем его взять – папа, даже если надолго куда-нибудь едет, всегда только сумку берет и дипломат свой.

    – Вместе с моими вещами – уже четыре места получается, а нам еще продукты закупать, по крайней мере, на неделю, как думаешь, увезем все сразу?

    – Конечно, увезем. У нашей машины багажник огромный. Вот только скамейка точно не поместится, – Вика хитро улыбнулась.

    – Придется провести дополнительные занятия.

    – А ты привезла? Ну, ты про «инструменты» говорила вчера.

    – Привезла. Вот они, – Мари помахала полиэтиленовым пакетом, – но пока не покажу. Пусть следующая тема будет для тебя сюрпризом.

    – Ну, пожалуйста, ну просто очень интересно. Я посмотрю сейчас, а как на дачу приедем, сразу новую тему пройдем, хорошо?

    – Я хотела подождать с этим, пока не пропадут следы от розог. Но если ты так хочешь…

    – Хочу. Ты же говорила, что можно не только по попе. Я все правильно делать буду, визжать буду громко.

    – Специально визжать не надо. Просто не сдерживай себя.

    – Я специально не буду.

    – Все с тобой ясно. Смотри, – она распахнула пакет.

    – Это тоже плетки?

    – Да. Вот эта – «кошка», девятихвостая, из мягкой кожи, хвосты круглого плетения. А эта, однохвостая – «змея». Видишь, какая гибкая по всей длине. Она тоже кожаная. Ей я буду пользоваться для наказаний, а «кошкой» – для обычных «процедур».

    – А сегодня какая будет?

    – Не спеши. Сначала мы вместе посмотрим, как лучше устроить место для порки на вашей даче, я подумаю, в каком положении тебя сечь. Занятия начнутся завтра.

    – Завтра? – Вика вздохнула.

    – Это был вздох разочарования или облегчения? – Мари весело улыбалась.

    – И того, и другого, наверное. Больно, все-таки. Но как-то… Ну, не знаю я. Ну, потом еще хочется.

    – Вот и замечательно. Давай собирать наши чемоданы. И не забудь ту коробку с ремешками, хорошо? Справишься сама?

    – Справлюсь.

     

    Ехать по загородному шоссе в будний день скучно. Машин мало, смотреть не на что – только мелькают по бокам деревья и столбы ЛЭП. Мари, едва они отъехали от города, вытащила из сумочки книгу и углубилась в чтение. Вика снова посмотрела в окно – дорога, бесконечная стена тополей, столбы с проводами. Вздохнув, запустила руку в свой пакет, нащупала пластиковую обложку.

    – А тетрадка тоже к тем предметам относится, – Вика покосилась на шофера, – ну, как скамейка, бочки и все такое?

    Мари опустила книгу, посмотрела на девочку, улыбнулась.

    – А как ты считаешь?

    – Наверное, относится. Там же на каждой странице про это. Просто я сейчас ее почитать хотела, но я же не могу прямо в машине, ну ты понимаешь…

    – Тогда ты должна решить для себя, чего хочешь больше.

    – То есть, ты не обидишься, если я вот прямо так почитаю?

    – Конечно, не обижусь, но накажу обязательно. И, пожалуйста, запомни – я никогда не обижаюсь на своих воспитанниц за такие шалости, и, тем более, не сержусь и не злюсь, наказывая.

    – Так я?..

    – Я же сказала, решай сама.

    Вика достала тетрадь, раскрыла ее.

    – Вот и славно. И, пожалуйста, не вздыхай. Кстати, можешь считать, что ты сама определила тему ближайшего занятия.

    – «Змея»?

    – Да. И сегодня же, – Мари улыбнулась. – Я не откладываю наказаний на следующий день.

    Вика почувствовала, как внутри что-то сжалось, знакомый холодок волной пробежал по спине. Как странно ждать, точно зная, что сегодня тебя высекут. Знать, что будет больно, и не бояться. Нет, немножко жутко, конечно, и от этого даже больше хочется, чтобы высекли. И даже приятно, что страшно немножко. Девочка пролистала тетрадь, нашла нужную страницу. Она прекрасно помнила, что там написано, но все равно еще раз прочитала: «Прикосновение к связанным с поркой предметам в одежде – 30 розог». Интересно, а плеткой столько же, сколько розгами положено, или надо пересчитывать? Вика посмотрела на затылок шофера и решила, что с такими вопросами лучше часик-другой потерпеть.

    Водитель очень спешил. Даже в ворота заезжать не стал, только вынул их вещи из багажника, поставил тут же на обочину и сразу уехал.

    – Это крепость? – Мари с некоторым сомнением рассматривала высокий – в полтора человеческих роста – сплошной кирпичный забор со стальными воротами и мощной, как дверь сейфа, калиткой.

    – Это наша дача. Мама всегда очень боялась, что к нам кто-нибудь залезет. Там хорошо внутри.

    – Надеюсь. Веди, хозяйка.

    Оказалось, что быть хозяйкой такого поместья совсем не просто. Вика с немалым трудом отперла входную дверь. В доме было сыро и душно, пришлось сразу открыть окна во всех комнатах. С газовой колонкой она без помощи Мари не разобралась бы и за год. Кран на кухне, а несколько минут спустя и кран в ванной, и душ со стонами выплюнули грязно-коричневые потоки.

    – Н-да, боюсь, сегодня нам придется потрудиться, – Мари хмуро оглядела кухню. – Объявляется генеральная уборка.

    – Мы просто с осени тут не были. Папа тогда все выключил и дом закрыл, он так и простоял до весны.

    – Точнее, до лета. Вижу. Найди, пожалуйста, таз, половую тряпку и веник. И еще какую-нибудь относительно чистую тряпочку – пыль вытирать.

    Таких подвигов Вика еще не совершала. Уборка вымотала ее так, что часам к девяти вечера, когда дом их стараниями приобрел вполне жилой и ухоженный вид, ей хотелось только упасть, неважно где, и уснуть. Мари выглядела немногим лучше.

    – Все. Теперь здесь можно жить. Быстро раскладываем вещи по полкам и спать. Извини.

    – Я сама едва не падаю.

    – Это заметно. Ну, давай, последний рывок – и закончим на сегодня.

    – А порка?

    – Завтра. Не в моих это правилах, но сил больше нет, и тебе это было бы не на пользу – ты слишком устала.

    – Ладно. Я только спросить хотела, в тетрадке все в розгах указано, а плеткой сколько будет?

    – Пока будем считать, что столько же.

    – Понятно. Может перерыв сделаем, чаю попьем?

    – Попьем на ночь. Иди, ставь чайник, потом поднимайся наверх, поможешь мне с вещами. Это недолго, пока вскипит, мы как раз все разложим.

    Сидеть в шезлонге на балконе, лениво прихлебывая горячий сладкий чай из больших тяжелых кружек, было здорово. Вика откинулась на матерчатую спинку, вытянула ноги, довольно потянулась – трудовой день окончен, каникулы продолжаются – замечательно!

    – Мари, а кого надо каждый день пороть? Я про «процедуры». Ну, помнишь, ты говорила?

    – Тех, кому нравится порка, конечно, – Мари внимательно посмотрела на Вику. – Ты хочешь попробовать?

    – Хочу, наверное.

    – Хорошо, только давай мы это завтра обсудим.

    – А ты как наказываешь? Мне что-нибудь особенное надо делать?

    – По-разному. Это наша игра, и мы можем сами придумать правила. Для некоторых девочек наказание было чем-то будничным, другие превращали его в ритуал.

    – Как, например?

    – Одна моя ученица должна была принести розгу или плеть и подать мне, встав на колени, и сама просила, чтобы я ее наказала. Я тебе завтра, если захочешь, все расскажу – устала я что-то.

    – Я, кажется, придумала. Ты ведь хотела меня сегодня наказать? Подожди минутку, я сейчас, – Вика почти бегом бросилась в свою спальню.

    Через пару минут девочка вернулась, совершенно нагая, с длинной плеткой в руках. Она опустилась на колени рядом с шезлонгом Мари, протянула ей «змею».

    – Накажи меня, пожалуйста. Тогда же можно считать, что ты меня сегодня наказывать начала, а высечь можешь когда угодно. Хочешь, я даже до конца наказания одеваться не буду? Ну, пусть у нас ритуал такой будет. Тебе нравится?

    – Главное, чтобы нравилось тебе, – Мари улыбнулась, – но учти, завтра все запишем в твою тетрадь и назначим наказание за нарушение.

    – Хорошо, конечно запишем.

    – Отлично. Ты наказана – иди спать, выпорю завтра утром. Спокойной ночи, чудо мое.

     

    Солнышко через мозаику березовых листьев осветило спальню Вики причудливым кружевом лучей, девочка открыла глаза, по-кошачьи потянулась, перевернулась на живот.

    – Доброе утро, как спалось?

    Вика повернула голову на голос и увидела Мари, уютно устроившуюся на подоконнике.

    – Замечательно спалось. Ты давно тут сидишь?

    – Не очень – минут пятнадцать-двадцать. Я рано проснулась и решила сделать тебе маленький сюрприз. Лежи, пожалуйста, ты мне нужна именно такой – тепленькой и расслабленной после сна. Одну минуту. Кровать не слишком удобна для моей затеи, но ничего, сейчас я ее оборудую, – она ловко привязала к ножкам кровати четыре браслета с застежками. – Так, одеяло пока не сбрасывай, просто лежи на животе, сейчас я тебя пристегну. Давай ножки, да, теперь ручки, вот так.

    Большая старомодная кровать заставила девочку широко раскинуть руки и ноги, она едва могла пошевелиться, чувствуя себя выброшенной на берег морской звездой. Мари распахнула окно. В комнату ворвался холодный утренний ветерок.

    – Утро прохладное, и это как раз то, что нужно.

    Быстрым движением воспитательница сдернула одеяло с девочки. Ощущение холода было резким как удар, Вика невольно вздрогнула и вся, от шеи до щиколоток, покрылась «гусиной кожей». И тут же длинный хвост змеи жгуче обнял ее спину, еще раз – чуть пониже, и снова.

    – Аиий! – Вика только сейчас осознала, насколько спина чувствительнее попы, особенно вверху над лопатками и внизу у поясницы.

    – О-уу!

    – Тебе надо как следует согреться. Кажется, я несколько увлеклась воздушными ваннами – в комнате слишком свежо, но я не хочу отвлекаться. Попробуем чуть быстрее, вот так! Так!

    – Уууи! Больно!

    – Конечно, не забывай, что это наказание.

    – Ууу!..

    – Вот и все. Сейчас отстегну, да, вот так, можешь идти любоваться. Интересно?

    – Угу, – Вика уже сидела на кровати, двумя руками растирая спину, – сейчас, я так еще не пробовала просыпаться. И совсем не так, как розгами.

    Чтобы рассмотреть все как следует, Вике пришлось спуститься в прихожую. Покрутившись перед большим, в полный рост, зеркалом, она была почти разочарована: просто почти равномерно красная, местами совсем слегка припухшая спина. Она вопросительно посмотрела на Мари.

    – Ты же хотела купаться и загорать, не так ли? Я думаю, уже к полудню все пройдет, и от розог следов почти не осталось. По-настоящему теплых дней еще не было – лето только начинается, вряд ли вода прогрелась, но мы обязательно погуляем сегодня, ты покажешь мне окрестности, сходим к озеру. Позагорай, если хочешь. Кстати, на загорелой коже следы порки менее заметны.

    Вика подошла к зеркалу поближе, повернулась к нему спиной, внимательно вгляделась в отражение, жалея, что она не сова и не может сильнее изогнуть шею.

    – А зачем ты тогда попросила меня раздеться – ну, помнишь, когда нас папа познакомил?

    – Мне было интересно, насколько ты стеснительна, послушна, хотелось хотя бы на несколько минут заставить тебя снять маску примерной девочки. Наблюдая, как ты раздеваешься, я узнала немало интересного о тебе, например, заметила, что ты весьма решительная особа. Кроме того, я получила некоторое эстетическое удовольствие. Признаюсь, люблю работать с симпатичными девочками. Еще я обратила внимание вот на это, – Мари легонько провела рукой по груди девочки, на секунду задержалась на набухшем, выпуклом сосочке.

    – А что это значит?

    – Это значит, что ты возбуждена.

    – Тогда тоже так было?

    – Даже сильнее, чем сейчас – думаю, еще наложилось волнение. Я решила, что моя методика тебе подойдет. Даже подумала, что если ты будешь сомневаться, стоит попытаться уговорить тебя. Честно говоря, это было бы неправильно, я не уверена, что в самом деле так поступила бы, но мне показалось, что ты будешь прекрасной ученицей, – Мари прищурилась, посмотрела в глаза девочки, улыбнулась, – и очень похоже, что я не ошиблась.